Хироси Икеда — Развивать своё собственное Айкидо

Bookmark and Share

Хироси Икеда - Развивать своё собственное Айкидо

 

Стенли Пранин
(Интервью)

Сэнсэй, какой деятельностью Вы занимаетесь в настоящее время?

Я руковожу Айкидо додзё в Булдере (штат Колорадо). Кроме того, два или три уикэнда в месяц провожу семинары в различных местах США — в Калифорнии, Сиэтле, Монтане и т.д. Езжу в летний лагерь в Сан Рафаэле (Калифорния), спонсируемый Робертом Наду cэнсэем и Франком Дораном cэнсэем, и в летний лагерь округа Колумбия, спонсируемый Мицуги Саотомэ cэнсэем, а также мой собственный летний лагерь в Роки Моунтэйн. Таковы мои три главных вида деятельности в летний период.

Кроме додзё, я полагаю, Вы также управляете компанией Бу Дзин, осуществляющей поставки товаров для боевых искусств.

Да, я создал Бу Дзин около четырнадцати лет назад. Мы производим такие предметы, как чехлы для дзё и боккэнов, а также хакама. Я сам проектирую большинство изделий, поэтому это вещи, которые вы не сможете купить в обычных магазинах. Наши хакама такие же, как и изготовленные в Японии, хотя конструкция, возможно, немного более прочная. Они стали весьма популярными из–за своей долговечности.

Есть ли у Вас реальное здание магазина или Вы имеете дело только с заказами по почте?

У нас только заказы по почте. Мы ведём бизнес по всем Соединённым Штатам, а также в Канаде и Мексике. Получили даже несколько заказов из Европы и других мест, но, в действительности, мы пока не работаем в масштабе торговой компании. Иногда также приходят заказы из Японии.

Профессиональные айкидоки часто занимаются такой практикой на стороне, как вправление костей или обучение полицейских, но руководство компанией, подобной Бу Дзин — довольно необычное дело.

Да, должно быть. Дело в том что, всё–таки, для тех из нас, кто уехал из Японии, очень трудно сводить концы с концами, занимаясь лишь преподаванием будо. Конечно, я создал Бу Дзин не только для того, что бы зарабатывать на жизнь, но также и потому, что хотел создать долговечное снаряжение для тренировок.

Что привело Вас в Соединённые Штаты?

Всё началось с моего учителя, Мицуги Саотомэ сэнсэя. Он был инструктором в моём клубе Айкидо, когда я учился в университете Кокугакуин. Думаю, это было лет 27 назад, и я с ним с тех пор. После переезда в Соединённые Штаты он спросил меня, не захочу ли я тоже переехать. Это было девятнадцать лет назад, в 1976. Я сразу же поехал во Флориду, а Саотомэ сэнсэй затем переехал в Вашингтон (округ Колумбия). Я остался во Флориде, где вёл тренировки два года, затем переехал в Булдер.

Большинство людей склонно переезжать в более крупные центральные районы для того, чтобы создать успешные додзё, но Вы выбрали Булдер, который является относительно маленьким городом. Почему?

Как Вы, наверно, знаете, Булдер — студенческий город. Здесь находится Университет Колорадо, и поэтому немало молодых людей. Население во Флориде, напротив, включает большой процент людей старшего возраста, пенсионеров, переехавших туда жить или приезжающих на отдых. Многие молодые люди уезжают, как только становятся взрослыми. Довольно трудно создать группу в таких условиях. Молодёжь Булдера произвела на меня впечатление, и я подумал: «Вот где мне нужно быть!».

Были ли у Вас тяжёлые времена, когда Вы создавали додзё?

Нет. Действительно, нет. Я более или менее счастлив, когда могу тренироваться, даже если вокруг немного людей. Для меня достаточно, если два или три человека могут собраться вместе, чтобы тренироваться. Приехав впервые в Булдер, арендовал место в школе массажа. Там не было матов, поэтому я постелил несколько ковров. Постепенно приходило всё больше и больше людей, и я смог создать додзё. Когда я переехал сюда, несколько моих друзей по Айкидо переехали со мной из других штатов. Они действительно очень сильно мне помогли.

Вы управляли Бу Дзин и додзё в одно и то же время?

В течение дня я зарабатывал немного денег, работая в японском ресторане, затем вечером занимался Айкидо. Я заботился о том, что должно быть сделано для Бу Дзин, когда возвращался домой ночью. Четырнадцать лет назад было не так много заказов, поэтому я мог всё сделать за два — три часа каждой ночью.

О тренировках

Пожалуйста, расскажите нам о Вашем подходе к тренировкам.

Первое, что важно — тренироваться телом, а не головой. Хорошо делать много укэми, для того, чтобы подготовить себя к тому, чем является тренировка. Если Вы слишком используйте голову, ваше Айкидо становится чересчур мыслительным, и это мешает движению тела. Я придаю особое значение изучению и пониманию Айкидо с помощью тела.

Обычно мы начинаем тренировку с ирими–тэнкана. Вместо того чтобы переходить прямо к бросковым техникам, я считаю, что лучше ввести тело в тренировочный процесс естественно, начинания с ирими–тэнкана, чтобы размяться, затем постепенно переходя к уширо укэми, и потом — к остальным техникам.

Вместо того чтобы только обучать, важно, что я также нахожу возможность учиться, расти и развивать своё собственное Айкидо, поэтому я пробую различные подходы. Тренировка, заключающаяся в том, что ты просто осуществляешь захват или оказываешься захваченным, необходима на определенной стадии, но, я думаю, что вы должны изменяться и пробовать другие вещи по мере того, как прогрессируете — например, практикуя, как быть захваченным или как позволить партнёру быть захваченным правильным образом. Практика выведения из равновесия — другая возможность.

Сейчас я работаю над понятием «центра» (тюсин), а именно: как удерживать свой собственный центр, выводя партнёра из равновесия.

Качество тренировок

На Вас оказал сильное влияние Саотомэ сэнсэй?

Да, безусловно. Глядя на то, что Саотомэ сэнсэй сделал за эти годы, я вижу, что Айкидо не может быть только Айкидо; являясь будо, оно должно быть вполне способным давать ответ на всё, что угодно. Иначе говоря, оно должно быть действенно за пределами собственных границ. Саотомэ сэнсэй настоятельно подчёркивал это в течении многих лет. Я уверен, что люди, бывшие вблизи него некоторое время, знают, что демонстрации Саотомэ сэнсэя всегда довольно необычны — из–за их взрывной энергии и серьёзности. Демонстрации Саотомэ сэнсэя показывают не только то, что существует поток, они указывают ясно на тренировочный подход, который оттачивает способность реагировать на всё, что угодно. Это — то, что я стараюсь утверждать как важный аспект моей собственной тренировки. Я хочу заниматься Айкидо как будо, которое выходит за границы Айкидо, совершенствуя форму движения подобно движению Саотомэ сэнсэя, которое происходит из центра. То, как тело движется — чрезвычайно важно.

Вы используете атэми в Айкидо?

Совсем немного. Как правило, не применяем удары в такие области, как лицо. Мы можем, тем не менее, коснуться кого–то небольшим ударом, если человек находится в опасном положении, когда совершает захват — просто для того, чтобы дать знать, что не следует стоять в позиции, которая делает его уязвимым для нападения. Но это не столько удар, сколько лёгкий сигнал. Это всё, что необходимо, чтобы дать понять, что человек должен расположиться немного в стороне. Предоставление вашему партнёру знаков, подобных этому, помогает ему начать обращать внимание на различные аспекты, входящие в сам акт захвата. То, как человек выполняет бросок и то, как другой человек осуществляет захват, может принести им обоим пользу от тренировки. Иначе говоря, оба партнёра должны осознавать свои позиции. Поэтому я сторонник такого подхода к тренировке, при котором и укэ, и нагэ могут активно учиться.

Что Вы думаете по поводу обмена опытом тренировок?

Во время учебы в университете мы, бывало, делили спортзал с людьми, занимающимися другими боевыми искусствами, такими как Шориндзи кэмпо, дзюдо и сумо. Я помню, как мы забавлялись с ними, выясняя, как айкидока ответил бы на тот или иной вид техники. Кроме того, мы часто проводили совместные тренировочные занятия с другими университетами. Мой университет был в Шибуя, поэтому мы занимались с группами из других университетов района Аояма Гакуин и университета Кокушикан, например. В университете Кокушикан был парень, который мог делать красивые меняющиеся перемещения тела (таи сабаки) против нападения с ножом. Наблюдать за ним и тренироваться с ним было очень информативно.

Я думаю, что важно учиться у множества различных учителей. Наверное, лучше всего, если вы сможете взять хорошие элементы, которые находите полезными, у различных учителей и использовать их, чтобы создать нечто идеально подходящее вашему собственному телу.

Необходима или нет тренировка с оружием для тренировки Айкидо — тема дискуссии в настоящее время. С Вашей точки зрения, лежит ли сущность Айкидо только в тайдзюцу, или она также включает технику с оружием?

И то, и другое, я думаю. Однако становиться профессионалом с боккэном или дзё — это, действительно, второстепенное дело. Что важно, так это то, чтобы ваши руки оставались перед вами, когда вы тренируетесь оружием. Как я упоминал ранее, я тренируюсь с понятием «центра» в уме. У меня есть студенты, практикующие движения с боккэном, потому что это препятствует отклонению рук от центра тела. Если руки отклоняются в сторону, становится трудно вложить какую–то мощь в технику. Поэтому я считаю тренировки с оружием очень полезными с точки зрения помощи студентам в установке и удержании своих центров при движениях Айкидо.

Изучение другого будо, помимо Айкидо, должно иметь некоторые преимущества, хотя, честно говоря, я действительно не знаю, будут ли занятия другими боевыми искусствами, такими как кэндо, дзюдо или иайдо иметь непосредственное влияние на ваше Айкидо.

Как учит Йошио Куроива сэнсэй, важно стараться использовать кэн и дзё таким образом, который лучше всего согласуется с вашими движениями без оружия.

Вы тренировались у Куроива сэнсэя?

Да. Он двигается полностью от своего центра. Его техники бесшумны. Нет лишних движений. Каждое движение происходит из его центра. То, что я научился этому у него, приносит мне теперь огромную пользу. В тренировке с оружием также вместо того, чтобы просто махать кэном или дзё, вы можете учиться обращаться с оружием таким образом, чтобы движение происходило из вашего центра. Это гораздо сложнее, чем кажется.

Расскажите о тренировках с Саотомэ сэнсэем.

Противники (укэ) Саотомэ сэнсэя всегда выполняют удары в полную силу, будь то прямой удар (цуки) или удар сверху (шомэнучи) или что–нибудь ещё, и он управляет нападением решительно. Даже когда вы атакуете в полную силу, он может ответить такой техникой, которая вас ошеломит. Кроме того, отношение Саотомэ сэнсэя таково, что если укэ случается сделать контакт, то это — собственная ошибка сэнсэя, а не ошибка укэ. В прошлом в Японии в ежегодных показательных выступлениях Айкидо или кобудо он всегда использовал в качестве укэ обладателей черных поясов по каратэ или кэндо.

Мой друг и преподаватель Айкидо покойный Ясунори Кувамори часто принимал укэми от Саотомэ сэнсэя. Он имел четвертый или пятый дан в каратэ и был чрезвычайно силен. Однажды он спросил Саотомэ сэнсэя, как он должен атаковать во время демонстрации, на что Саотомэ сэнсэй ответил: «Так сильно, как можешь». Нет никакого так называемого «сговора» или предварительной подготовки в его демонстрациях. Его укэ атакуют ударами, которые могли бы причинить ему серьёзный вред или даже убить, если бы он неправильно понял их и чуть–чуть двинулся в неверном направлении.

Демонстрации Саотомэ сэнсэя, естественно, имеют необычную атмосферу из–за бурной, неистовой энергии, с которой и он, и его укэ приближаются к столкновению.

Управление успешным Айкидо додзё

В Соединённых Штатах существуют сотни додзё, специализирующихся на Айкидо. В Японии количество додзё значительно меньше, даже в Токио. Высокие цены на недвижимость, возможно, способствуют этому. Однако, несмотря на количество, кажется, существуют различные проблемы, связанные с управлением профессиональным Айкидо додзё в США.

В Соединённых штатах удивительно легко открыть додзё. С другой стороны, тот факт, что это легко сделать, порождает проблемы с качеством Айкидо, которое преподаётся.

Один вид проблемы возникает, когда инструкторы посвящают так много времени обучению других, что забывают о своём собственном обучении или пренебрегают им. Серьёзные студенты, действительно упорно работающие на тренировке, быстро прогрессируют и могут даже догнать инструктора. Когда это случается, в додзё уже недостаточно «сути», чтобы удержать этих студентов, поэтому они или уходят в другое додзё, или, в некоторых случаях, начинают заниматься новым направлением или своим собственным новым стилем.

Поэтому я думаю, что для того, чтобы иметь успешное додзё, одна из самых важных вещей для инструктора — сделать акцент на продолжении своего собственного обучения. Вот что я понял, наблюдая ситуацию в Соединённых Штатах.

Для людей, когда они молоды, весьма обычно выполнять много укэми, но ко времени, когда им уже за пятьдесят, они проводят большую часть своего времени, путешествуя и обучая.

Да, но я не отношусь к учителям, которые становятся неспособными двигаться по какой–либо причине, становясь старше; как и не отношусь к более молодым — тридцати- и сорокалетним преподавателям, которые открывают додзё и посвящают себя исключительно преподаванию, забывая о своей собственной подготовке. Это не сильно связано с возрастом. Вы можете продолжить ваше собственное обучение в сорок или пятьдесят лет, если у вас есть желание это сделать.

Другая потенциальная ошибка: если инструкторы полностью полагаются на доход от додзё, они могут обнаружить, что они неосторожно компрометируют свои тренировки и преподавание. Для того чтобы гарантировать себе доход, вы должны иметь студентов. Загвоздка в том, что вы могли бы перестать нянчиться с вашими студентами, беспокоясь о том, чтобы они остались, но тогда становится невозможным делать какое–то реальное обучение. Если это имеет место, страдает качество тренировок и, следовательно, качество техники.

Единственное различие между нашим современным временем и прошлым состоит в том, что в прошлом линия между жизнью и смертью была тоньше и ближе. Пренебрежение тренировкой могло означать смерть, поэтому тренироваться настолько серьёзно, насколько возможно, было потребностью и необходимостью. В настоящее время наши жизни в действительности не зависят от того, практикуем ли мы будо.

Сам Морихэй Уэшиба происходил из зажиточной семьи и, по всей вероятности, жил за счет активов своей семьи почти до сорока лет. Его отец Йороку поддерживал его материально во время учёбы у Сокаку Такэда, и позже он всегда пользовался поддержкой различных покровителей.

Это правда, что если вы не должны особенно волноваться о средствах к существованию, то вы можете позволить себе уйти с головой в какой–то один вид деятельности. Если это так, то, естественно, Вы будете процветать в этом занятии, что бы это ни было. Однако в настоящее время очень трудно создать такую ситуацию, поэтому обычно люди наряду с Айкидо занимаются ещё какой–то другой деятельностью.

Создание успешного додзё путём простого упрощения тренировки — это, несомненно, «потеря марки». Мне кажется, что если вы устанавливаете высокие стандарты и стараетесь сделать себя настолько хорошим образцом для подражания, насколько это возможно, тогда люди будут естественно стремиться в ваше додзё.

Разрешите сменить тему. Я полагаю, что в Булдере относительно меньше проблем с насилием по сравнению со многими другими городами, но, как Вы думаете, каково значение Айкидо с точки зрения ответа на насилие?

Я слышал множество историй об айкидоках, на которых нападали. Один студент из Булдера рассказывал, как его тренировочный опыт в Айкидо позволил ему оставаться спокойным в такой ситуации. Когда кто–то приближается с ножом, вполне естественно желание попробовать сопротивляться или каким–то образом реагировать. Но по утверждению этого студента, он был способен сохранять спокойствие духа во время кризисной ситуации и считает, что, возможно, это помогло ему спасти жизнь в конечном счете; если бы он пробовал сопротивляться, весьма вероятно, что его могли убить.

Человек, занимающийся каким–либо боевым искусством, более «ориентированным на атаку», стоя лицом к лицу с опасной личностью, может быть, был бы склонен думать: «Окэй, ну давайте, попробуем!» Но ведь там могло оказаться и оружие, против которого даже у самого великого в мире чемпиона по каратэ, вероятно, не много шансов. Поэтому, в конечном счете, кажется, что способность сохранять присутствие духа перед лицом опасности — первостепенный вопрос.

В заключение, какие надежды у Вас на будущее?

Я надеюсь продолжать тренироваться настолько упорно, насколько могу, так долго, сколько смогу тренироваться. Я всегда занимаюсь с надеждой, что буду способен продолжать тренироваться с любым человеком, независимо от того, сколько мне лет. Я хочу продолжать учиться — так много, сколько смогу — у различных преподавателей и видеть, насколько моё собственное Айкидо может расти и развиваться. Я также хочу делиться всем тем, чему я научился в университетские годы и во время пребывания в Хомбу Додзё у таких учителей, как Саотомэ сэнсэй и Куроива сэнсэй — в надежде, что каждый сможет наслаждаться, тренируя это снова и снова, независимо от того, мягкий ли подход к тренировкам, жёсткий или что–то среднее.

Большое спасибо, сэнсэй.

Перевод: Юлия Ким

Закладка Постоянная ссылка.

Один комментарий

  1. Уведомление:Хироси Икеда — 7 дан шихан Айкикай Айкидо | Айки - клуб «НАГАРЭ»

Добавить комментарий